21 марта 2018 13:37
Йозеф БЛАТТЕР: "Я создал современный футбол. Но против меня организовали заговор"

Спецкор «СЭ» побывал в Цюрихе - в гостях у экс-президента ФИФА.


ДОМ: ЙОЗЕФ, ЛИНДА, КОРИНН И СЕЛЕНА


За короткое время, каких-то 10-15 минут, такси привезло в другой мир. Карабкаясь по узким улочкам все выше и все дальше от суетного центра Цюриха с его Банхофштрассе, бутиками и банками, добрался района с виллами миллионеров. Тихого, шелестящего прошлогодней осенью и понемногу оживающего в тепле весны.

Как раз здесь в одном из домов, частично закрытых вечнозелеными деревьями и манящих секретами внутренних дворов с ухоженными садами, ждал интереснейший собеседник. Тот, с кем еще недавно обнимались, обменивались рукопожатиями, мило шутили и обсуждали мировые проблемы лидеры стран - президенты, премьер-министры, шейхи, короли, канцлеры…


Такая-то штрассе, такой-то дом. У входа три звонка с разными именами. На одном надпись J.S.Blatter. Йозеф (или, как нередко называют его, Зепп) Блаттер. Тот самый человек, создавший футбольную империю, в которой вращаются миллиарды долларов. Тот самый теперь уже бывший чиновник, которого от этой империи отстранили, запретив иметь к ней отношение на несколько лет (первоначальный срок со временем сократили, а сейчас идет тяжба, чтобы наказание и вовсе отменить).


Блаттер в тот день был один. Его подруга Линда Габриэлян в Женеве. Фотография красивой женщины в доме на видном месте. «Она по национальности армянка. Родилась в Тегеране», - сообщил Зепп. Линда появилась на свет в семье Акопа Габриэляна, успешного бизнесмена, переехавшего с семьей из Ирана в Швейцарию в 1970-е.


А дочь Блаттера Коринн и внучка Селена живут в Фиспе, в двух часах езды от Цюриха на одном из поездов, чуть ли не ежеминутно покидающих многочисленные платформы железнодорожного вокзала - мультифункционального комплекса со множеством магазинов, ресторанчиков и кафе (в день моего отъезда там еще и огромную ярмарку еды устроили, пропитав воздух самыми разнообразными ароматами).


Именно в Фиспе у Блаттера свой дом. А это жилье, в Цюрихе, еще в 2005-м для него приобрела ФИФА. Мол, несолидно главе такой организации ютиться в небольшой квартире. Дом так и остался собственностью ФИФА - Зепп до сих пор его арендует.


Я поднялся на верхний этаж, ставший офисом для экс-президента Международной федерации футбола. Подарки, сувениры, картины, мягкие игрушки, модели автомобилей, шахматы - дом живой, не холодный. Небольшой беспорядок, который можно назвать рабочим. Или так показалось из-за обилия разнообразных предметов, файлов, папок…


Пахло сигарами. Пришедший через несколько минут Блаттер извинился: мол, до вас был гость, курил. Ничего страшного, корреспондент «СЭ» - человек непривередливый. Какие только запахи в жизни не попадались. А тут - благородные сигары…


«Не проветрилось? Но давайте я все-таки закрою дверь на балкон. Прохладно», - с характерным акцентом произнес по-английски Зепп, предложив место у небольшого стола. Традиционный обмен любезностями - и включаю диктофоны. Решил перестраховаться и использовал два аппарата: Блаттеру потом не перезвонить, не пожаловаться, что запись не пошла, мол, давайте еще раз пообщаемся.



ПОЛКОВНИК ЗЕПП


- Вас называют трудоголиком, женившимся на футболе. Вы все так же полностью отдаете все время этому виду спорта, живете им или уже больше времени уделяете отдыху?

- Футбол - моя страсть. Футбол стал для меня всем, когда я начал работать в ФИФА. Футбол - часть моей жизни, часть моей профессиональной жизни с 1975 года. Я не ушел из футбола, по-прежнему остаюсь в нем. И слежу за всем, что в нем происходит.


Футбол остается спортом номер один во всем мире. Это не просто пинание мяча по полю. Он давно занял важнейшее место в жизни, как социальное, так и культурное. В него играют по всей планете. Он объединяет людей, наводит мосты между людьми. Он для всех и каждого. И не важно, какой ты национальности, религии, пола, к какой политической партии принадлежишь.


- Хотелось бы немного поговорить о вашей жизни, предшествовавшей приходу в ФИФА. Чем только не занимался в те годы Блаттер - продавал фрукты и овощи, был футболистом, журналистом, коммерсантом, военным, спортивным чиновником, имевшим отношение к хоккею, баскетболу, Олимпиадам…

- Расскажу о самом начале моей жизни. Оно получилось очень трудным. Родился я раньше положенного срока. Семимесячным. Весил килограмма полтора, если не меньше. Больницы поблизости не было. Меня просто положили в корзинку. Пришлось бороться за выживание, с самого рождения. Работать начал в 12 лет. В гостиницах - летом и на зимних каникулах. Там провел целых восемь сезонов. Потом занимался журналистикой и одновременно учился. Получил экономическое образование в Лозанне. Затем были туризм и хоккейная федерация. Впоследствии занимался маркетингом в компании, производившей часы. Частично это было связано со спортом - хронометраж соревнований. И только после этого пришел в футбол. Но он всегда был моей любовью. Любил его намного больше, чем хоккей. С баскетболом был связан непродолжительное время. Работал на знаменитом финальном матче Олимпиады между сборными СССР и США. А так… Ну какой из меня баскетболист, с моим-то ростом! (Смеется.)


Вел и до сих пор веду активную жизнь. Не останавливаюсь ни на минуту. Остановишься - отстанешь от жизни. Ведь все развивается и идет вперед.

У нас не было профессиональной армии. Я прошел различные школы и курсы. И в итоге в звании полковника возглавил целый полк.


- Очень высокое офицерское звание!

- Безусловно. Следующее - генерал. Но чтобы его получить, нужно быть профессиональным военным. Прослужил в общей сложности тысячу четыреста дней.


- Готовясь к войне с Советским Союзом, к вторжению Советской Армии…

- Хм…


- Вы как-то странно на меня посмотрели. Разве я не прав?

- Тогда говорили не так. Говорили, что враг придет с востока. Но конкретный противник не назывался.


- А чем вы занимались, каково было предназначение вашей части?

- Обеспечение. Мы были тыловой частью, не боевой.



СКОЛЬКО СЕКУНД НЕ ДОИГРАЛИ СССР И США


- Давайте вернемся к вашему баскетбольному прошлому - к тому знаменитому матчу, который вы упомянули. Вы были одним из тех, кто, так получилось, помог сборной СССР одержать ту историческую победу…

- Нет. Нашей задачей было следить за временем, вести хронометраж. В баскетболе за столом сидел судья. Он нажимал кнопку, останавливая часы. И когда матч подходил к самому-самому концу, он в последний раз нажал на кнопку и объявил, что игра завершена. А матч-то не закончился, оставалась одна секунда.


- Разве не три?

- Нет! Пусть и всего одна, но полностью время не истекло, игру нельзя считать завершенной. Вопрос решался генеральным секретарем ФИБА Уильямом Джонсом: «Что делать? Регламентом такая ситуация не предусмотрена». Он решил сыграть три секунды, потому что одной секундой возобновить матч невозможно. Джонс сказал: «Добавляем три секунды». Техник перевел часы, так что на секундомере остались недоигранными три секунды. Время пошло, мяч полетел через всю площадку к одному из советских баскетболистов. И он послал его в корзину. Сразу после этого три секунды истекли. В результате сборная СССР выиграла с преимуществом в одно очко. А американцы с результатом не согласились, свое поражение не признали. И отказались от серебряных медалей.


- А вам они когда-либо предъявляли претензии?

- Что-то поначалу сказали. Но дело ведь было не во мне, а в судье. А я отвечал, что мы только обслуживаем Олимпийские игры, включая баскетбольный турнир, что просто ведем хронометраж и ничего больше. И не пытаемся поддержать СССР или США. Наша позиция нейтральная. Вовсе не потому, что сами родом из Швейцарии.


- Вы родились в Фиспе. До сих пор бываете там?

- Да. И как раз после нашей встречи поеду туда. День рождения отпразднуем там. Это городок с населением в восемь с лишним тысяч человек (Блаттер - почетный гражданин Фиспа, его имя носит местная школа. - Прим. А.Б.). Маленький. Находится в долине. Рядом два знаменитых горнолыжных курорта.


- Язык там немецкий?

- Диалект немецкого. В основе древнегерманский. Со временем влияние оказал итальянский. Мы в молодости в качестве различных терминов использовали итальянские и даже французские слова. В Цюрихе тот язык, на котором говорят в Фиспе, не понимают.


- А какой язык считаете родным?

- Этот самый диалект. Но, допустим, образование я получал на французском. И мне комфортнее, если разговор идет по-французски.



ОБВИНЯТЬ МЕНЯ НЕ В ЧЕМ - НУЖНО ХВАЛИТЬ


- Появилась информация, что вы всерьез намерены добиться отмены вашего наказания - запрета заниматься футбольной деятельностью.

- Идет процесс. Надеюсь, решение будет принято еще до начала чемпионата мира.


- Каковы шансы, что оно окажется для вас положительным?

- Я не приговорен каким-либо судом. Решение спортивное. Меня отстранили так, как отстраняют или дисквалифицируют судью, игрока или тренера. Постараемся сделать все, чтобы отменить это отстранение.


- Кампания против вас получилась невероятно масштабной и хорошо организованной. Кто же стоит за проектом «Блаттер вон»?

- Различные силы. Что касается обвинений… Меня не в чем обвинять. Наоборот, нужно благодарить и хвалить за проделанную работу. Когда я пришел в ФИФА, зарегистрированных футболистов во всем мире тогда насчитывалось примерно сто тысяч. А сегодня таких три миллиона. Только зарегистрированных три миллиона. Женского футбола вообще не было. Сейчас девушек и женщин, играющих в футбол, зарегистрировано пятьдесят тысяч. ФИФА проводила всего один турнир - чемпионат мира. Олимпийские игры нельзя учитывать. Футбол на Олимпиаде - это фарс.


Восточноевропейские команды побеждали, потому что за них выступали профессионалы, а не любители. При мне футбол развивался. В него играют на всех континентах. В футбол пришло телевидение, частное телевидение. Произошел настоящий прорыв, взрыв. При участии ФИФА. Организация становилась крупнее, появились новые турниры - чемпионаты мира среди юношей и юниоров, международное клубное соревнование, футзальные турниры, Кубок конфедераций. Многое поменялось. Появились новые программы, предназначенные не только для футбола. Они пошли в министерства образования, министерства здравоохранения…

Знаете, я на днях встречался с одним известным футболистом, выступавшим в Швейцарии и Германии. Он сказал мне: «Мы, футболисты, зарабатываем отличные деньги. Мы все должны сказать спасибо вам, Блаттер. Потому что такая возможность появилась благодаря вам». А сколько тысяч и тысяч рабочих мест появилось с развитием футбола! Строительство и обслуживание стадионов, строительство полей и тому подобное… Производство экипировки, формы, бутс… И все это благодаря ФИФА, которую возглавлял человек с верой в футбол и любовью к футболу. И у меня получилось! Я сделал это! Я создал современный футбол!

А ошибки… Когда много работаешь, обязательно их совершаешь. Без них не обойтись.


- Но все же - кто стоит за тем, что произошло?

- В жизни находятся завистливые люди. Против меня организовали заговор. Выяснением деталей мы как раз и занимаемся.



ПЛАТИНИ


- Мишель Платини - один из ваших оппонентов?

- Нет. Случалось, у нас не всегда совпадали взгляды на футбол. Он, к примеру, был против использования технологий для определения взятия ворот. Наверняка он сейчас возражал бы против применения видеоарбитров (ВАР). Но личной вражды у нас не было. Мы вместе играли в футбол. И не забывайте, в отличие от меня Платини - примадонна. На нем отстранение от футбола сказалось сильнее. На меня оно тоже повлияло. Но я не исчез, не скрываюсь, появляюсь на публике. А Платини уединился дома и нигде не появляется, не дает интервью.


Впрочем, нужно отдать ему должное. Он недавно сделал большое дело. Обратился по поводу своего наказания в Европейский суд по правам человека. Это привело к тому, что соответствующее министерство в Швейцарии было вынуждено заняться этим делом. Всех деталей не могу раскрыть. Идет своеобразная шахматная партия. Нужно действовать умно.


- А вы общаетесь с Платини?

- Нет. Общаются только наши адвокаты. Понимаете, у него другой характер. Не такой, как у меня. Примадонна. И этим все сказано.


- Поправьте меня, если я не прав. Но мне кажется, что в течение определенного времени УЕФА выступал против ФИФА.

- Речь не о каком-то периоде. УЕФА всегда был против. С тех пор как Жоау Авеланж в 1974 году сменил сэра Стэнли Роуза на посту президента ФИФА. «Мы потеряли ФИФА», - говорили тогда в Европе. Против Авеланжа поначалу никто не выступал - он много делал для развития. В том числе через меня.


- Вы тогда работали генеральным секретарем?

- Да. А потом я стал президентом. И возникла оппозиция.


- Почему?

- Не считали меня европейцем.


- Но вы же европеец.

- Но УЕФА хотел вернуть прежнее влияние. Между прочим, сейчас ему это удалось. ФИФА теперь принадлежит УЕФА. Идеи и дух Платини передались генсеку, который теперь возглавляет ФИФА (имеется в виду Джанни Инфантино. - Прим. А.Б.).



УШЕЛ ИЗ ФИФА НА ДВА ДНЯ И БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУЛСЯ


- Помните тот день, когда покинули штаб-квартиру ФИФА?

- Сентябрь 2015-го. Мне сообщили о временном отстранении. После обеда собрал своих сотрудников, сказал, что через два-три дня вернусь. Тогда я даже ничего не взял из своего сейфа. И после этого больше ни разу там не был (дом, где живет Блаттер, находится неподалеку от офиса ФИФА. - Прим. А.Б.).


- Вас не пускали?

- Нет, об этом и речи не могло быть. Я сам больше туда не ездил.


- А где же ваши личные вещи, которые оставались в офисе?

- Они все еще там.


- В сейфе?

- Нет. То, что было в сейфе, под опись мне передали. Но все остальное, что накопилось за 41 год моей работы в ФИФА, по-прежнему там. Обещали вернуть. Но не знаю, когда это случится.


- А кто теперь в вашем кабинете?

- Президент. Инфантино.


- С ним вы поддерживаете контакт?

- Общались до конгресса, который прошел в Мексике в 2016-м. После этого - ни разу, только через адвокатов.


- У вас много наград от различных стран мира. Вы их хоть раз вешали на костюм?

- Если бы я это сделал, получилась бы пирамид из наград - до пола (смеется).


- А где все медали и ордена?

- Все осталось в штаб-квартире ФИФА.


- Но почему?

- Я работал ради ФИФА и для ФИФА. Одно время жил один, семьи не было. Мне хватало маленькой квартиры. Но тогдашний генеральный секретарь ФИФА (Урс Линси. - Прим. А.Б.) сказал: «Нет. Президент ФИФА должен жить в доме». И ФИФА приобрела этот дом, где мы с вами сейчас находимся.


- Он остался в собственности ФИФА? Вы его не выкупили?

- Нет. Я плачу за аренду. У меня есть дом в моем родном Фиспе.



КОЛЛИНА


- Вы активно используете твиттер. Недавно перед ежегодным общим заседанием ИФАБ вы обратились к его членам с призывом не утверждать ВАР, не позволять использовать видеоповторы на ЧМ-2018.

- Уточню: я не против ВАР. Но нельзя экспериментировать с чемпионатом мира. Нельзя сейчас проводить настолько фундаментальные изменения в правилах игры. В этом смысл моего обращения. И я буду его повторять.


- Очевидно, что президент УЕФА Александер Чеферин против видеоповторов. Он не собирается их использовать в Лиге чемпионов.

- Да. В новом сезоне ВАР в Лиге чемпионов не будет. Видеоассистентов используют немногие. Слишком часто возникают противоречия.


- Ждем, что проблемы возникнут и на чемпионате мира. Такие же, как и в прошлом году на Кубке конфедераций.

- Проблемы могут быть. Ведь многие судьи никогда не сталкивались с видеоповторами, не использовали их. Например, арбитры из Южной Америки, Северной Америки, Африки, Азии… Никакие курсы, даже месячные, не помогут. Нужен опыт соревнований, чтобы рефери сначала опробовал это на практике. Для этого у ФИФА есть другие турниры.


- Сложилась уникальная ситуация. Как сотрудник ФИФА, Пьерлуиджи Коллина должен поддерживать идею использования ВАР на чемпионате мира. Но он одновременно работает и в УЕФА, а в Ньоне против видеоповторов. Коллина, получается, должен пытаться усидеть на двух стульях.

- Его начальник - Инфантино. Однозначно.


- Но Пьерлуиджи вроде бы за использование дополнительных ассистентов у ворот. Он один из тех, кто придумал это нововведение.

- Это придумал Платини. И, честно говоря, это чушь.


- Но иногда «воротчики» помогают.

- Только иногда.


- Что касается ВАР, вы хотели сказать, что использование видеоповторов на чемпионате мира преждевременно, что следовало продолжить эксперимент. Так?

- Да. Проверять, тестировать в соревнованиях ФИФА. Но на ином уровне. К примеру, на турнирах юношеских сборных.



ПРАВИЛА ИГРЫ - САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ ИЗ ПРИДУМАННОГО АНГЛИЧАНАМИ


- Еще немного о правилах игры. Если говорить в целом, насколько они вообще нуждаются в корректировке? Нужны ли все эти ВАР, скамейки штрафников, зеленые карточки и тому подобное?

- В Международный совет футбольных ассоциаций (ИФАБ) входят четыре представителя британских федераций и четыре представителя ФИФА. Я был консервативным президентом, и у меня имелась возможность сохранять правила, не давать их сильно изменять. Сегодня гораздо проще что-то поменять. Больших усилий не требуется. Потому и появились все эти новые вещи. На мой взгляд, те же временные удаления и другие новшества можно использовать на начальном уровне, в детском футболе, для игроков, скажем, до 12 - 16 лет. Но не на профессиональном уровне.


- Вы слышали, что предложил ван Бастен? Знаете, что заговорили об отмене офсайдов?

- Думаю, все понимают, что, если отказаться от положения «вне игры», футбол перестанет быть футболом. Офсайд - это интеллектуальная составляющая игры.


- Так, может, не стоит трогать правила? Оставить их такими, какие они сейчас?

- Когда Авеланж стал президентом, он заявил, что хочет поменять правила. Потому что их, мол, придумали англичане. В ИФАБ его приходу не обрадовались, там переживали, что Авеланж победил Роуза. А вот сэра Стэнли всегда приглашали на заседания ИФАБ. Пока он был жив. Роуз всегда приходил в белом - только чтобы отличаться от других.


А что касается Авеланжа, он понял, что правила - это самое совершенное из того, что придумали англичане.



С ДОГОВОРНЯКАМИ СПРАВИЛИСЬ, С РАСИЗМОМ - НЕТ


- Договорные матчи в футболе. Насколько серьезна проблема?

- Это было проблемой. Нельзя, конечно, сказать, что сейчас с этим везде справились. Но в целом вопрос решили. Договорные матчи разрушают игру. Больше, чем что-либо другое. Мне кажется, с договорняками практически справились. А вот с проблемой расизма - нет. И никогда не удастся его остановить.


- Почему?

- Потому что не получится. Это всегда останется проблемой. Нужно не закрывать трибуны или стадион в случае проявления расизма. Необходимо снимать очки или исключать клуб из соревнований.


- Но разве клуб в состоянии на сто процентов контролировать своих болельщиков?

- Он должен. Некоторые фанаты сегодня унижают футбол, используют футбол в своих целях. Кто-то должен отвечать. Кто отвечает за организацию матча? Клуб.


***

Интервью завершилось. Блаттер спешил на вокзал. Честно говоря, прощаться не хотелось. Но и злоупотреблять его временем я тоже не стал.



Александр БОБРОВ