5 апреля 2020 10:40
Изобрел новый стиль до Алиссона и Нойера, спас финал Лиги чемпионов. Путь ван дер Сара к величию

Василий ЛЕГЕЙДО


На протяжении 26 сезонов в «Манчестер Юнайтед» Алекс Фергюсон постоянно принимал противоречивые решения, но вряд ли жалеет о каком-то периоде так, как о лете 1999-го.


После великого требла принципиальный Петер Шмейхель заподозрил, что не выдержит еще одного напряженного года, и покинул команду в 36 лет. Шотландский тренер искал замену брутальному датчанину, который пугал соперников криками, мощью и бешеным взглядом. Постепенно список сократился до двух вариантов: засветившегося в «Астон Вилле» австралийца Марка Боснича и титулованного Эдвина ван дер Сара из «Аякса».

Фергюсон выбирал так долго, что голландец договорился с «Ювентусом». Когда босс «Юнайтед» все же позвонил, Эдвин ждал рейс до Турина в аэропорту и ответил отказом. «Красным дьяволам» пришлось подписать Боснича, хотя к тому времени инсайдеры уже доложили сэру Алексу о неадекватном характере Марка. Так начался кошмар «Манчестера» с вратарями: австралиец обжирался бургерами, пил и опаздывал на тренировки. На следующий сезон его сменил Фабьен Бартез, который чередовал сумасшедшие сэйвы с нелепыми ошибками. Тим Ховард и Рой Кэрролл не выдержали давления топ-клуба и раскисли от постоянной критики.

Все это время Фергюсон мучительно перестраивал команду. У него появились смертоносный бомбардир Руд ван Нистелрой, молодые таланты Криштиану Роналду и Уэйн Руни, дорогой и стильный Рио Фердинанд. Но шотландец понимал, что элитному клубу нужен соответствующий голкипер. Только через шесть лет, когда «Арсенал» и «Челси» по очереди отобрали у «МЮ» титул, сэр Алекс исправил ошибку и заполучил ван дер Сара. Неизвестно, скольких титулов стоило «красным дьяволам» промедление, но сейчас очевидно, что Эдвин подходил «Юнайтед» еще в 1999-м.

К тому времени вратарь добился звездного статуса, хотя его путь на вершину начался благодаря стечению обстоятельств. На старте карьеры в нидерландском «Нордвейке» долговязый парнишка играл в защите, но из-за субтильного сложения его перевели на ворота. Даже в молодежке провинциального клуба Эдвину не хватало харизмы, поэтому тренеры основы не обращали на него внимания. Ситуация изменилась, когда коуч юниоров Руд Броринг упомянул талантливого подростка во время карточной игры с приятелем Луи ван Галом. В 1990 году молодой Железный тюльпан занимал должность ассистента в «Аяксе» и как раз искал дублера для авторитетного Стэнли Менцо.

Ван Гал разглядел потенциал Эдвина, забрал его в Амстердам и взял под опеку. Он проводил с гигантом-тихоней по две тренировки в день, чтобы воспитать игрока нового типа. Философия Луи и работавшего с ним тренера вратарей Франса Хука заключалась в том, что голкипер должен читать ситуацию на поле и начинать атаку точным пасом на партнера, а не бездумно пинать мяч к чужой штрафной. «Дополнительные тренировки касались аспектов, имевших особое значение для вратаря «Аякса», – объяснил Ван дер Сар работавшему над его биографией журналисту Япу Виссеру. – Вратарь должен быть 11-м полевым, подключаться к комбинациям и грамотно возобновлять игру». Эдвин разделял философию Ван Гала, поэтому оказался подходящим учеником.

Йохан Кройф уже внедрил в «Аяксе» тотальный футбол и научил защитников подключаться к атакам, но в начале 1990-х от голкиперов по-прежнему редко требовали что-то, кроме сэйвов и мощных выносов. В первые месяцы ван дер Сар приуныл без игровой практики и даже попросился в аренду, но ван Гал уговорил его остаться. Сезон в запасе закалил характер Эдвина, а революционные тренировки изменили мышление. Перемены назрели в 1992-м, когда вратарям запретили брать мяч в руки от своих – у многих вратарей сразу возникли огромные проблемы с контролем игры. Кризис затронул и Менцо – после двух привозов в матче с «Осером» ван Гал наконец дал шанс ван дер Сару в сезоне-1992/93. Луи уже сменил Лео Бенхаккера во главе команды и с удовольствием положился на воспитанника.

«Ван дер Сар полностью отличался от всех остальных, – объяснил бывший вратарь-любитель и писатель Крис Келеманс. – Он очень сильный, но в то же время осторожный и серьезный. Эдвин относился к мячу с уважением. Он не атаковал его, как другие голкиперы, а заботился о нем. У него была аккуратная техника». Сейчас кажется, что представления о вратарской игре изменили Мануэль Нойер, Марк-Андре тер Стеген, Алиссон и Эдерсон, но голкипер «Аякса» возглавил революцию за несколько поколений до них. «Он одним из первых по-новому оценил нашу позицию, – рассказал о влиянии голландца Мануэль Нойер. – Он много играл ногами и участвовал в командных взаимодействиях. Меня вдохновил его стиль». ВДС превратился в непоколебимое основание для великой команды Ван Гала, которая взяла три чемпионских титула и обыграла «Милан» в финале ЛЧ-1994/95.

Других вундеркиндов быстро раскупили, но ван дер Сар не стремился к радикальным переменам и дорожил уютом – он задержался в Амстердаме даже после ухода Железного тюльпана в 1997-м. Когда наконец пришло время для нового вызова, Эдвин согласился на предложение «Ювентуса». Все складывалось идеально: ради него туринцы пообещали изменить тактику и строить атаку через мелкий пас от своих ворот. Ван дер Сар приехал в Италию с огромными ожиданиями, но карьера за границей пошла не по плану с самого начала. Защитники паниковали и жаловались, что голландец подсовывал им мяч, а главный тренер Карло Анчелотти приказал вратарю играть как можно проще. После результативной ошибки в матче с «Лацио» штаб посоветовал Эдвину проверить зрение, и тот поплыл. Он все меньше напоминал невозмутимого интеллектуала из «Аякса» и чаще пропускал простые голы. Фанаты «Юве» шутили, что голландец испачкал руки в масле, и тот уже думал об уходе. Когда в 2001-м в Турин приехал Джанлуиджи Буффон, у ван дер Сара не осталось выбора, но за ним не пришел ни один из топ-клубов.

В 31 год голландцу от безысходности пришлось откликнуться на предложение «Фулхэма» – Мохаммед аль-Фойед пообещал создать на юге Англии новый «Ман Юнайтед». Казалось, ван дер Сар ушел на досрочную пенсию: он четыре года тащил «дачников» и мечтал о переходе в «Арсенал», но Арсен Венгер не понимал намеков, даже когда Эдвин показывал гениальную игру на «Хайбери». Летом 2005-го уставший от бесконечных провалов и критики Фергюсон спросил у ван Нистелроя, в какой форме его напарник по сборной. Руд заверил шотландца, что ван дер Сар все еще топ-вратарь, и этого хватило для долгожданного трансфера: «МЮ» наконец провернул сделку за 4 жалкие млн евро.

На «Олд Траффорд» не слишком надеялись на ветерана со дна АПЛ, но Эдвин с первых матчей доказал класс. Он дал «красным дьяволам» надежность, которая исчезла после ухода Шмейхеля. Без обороны от нападающих не было толку, а ван дер Сар спокойно и профессионально организовал порядок в штрафной. Благодаря выбору позиции и постоянному взаимодействию с одноклубниками он редко оказывался в критических ситуациях. Из-за этого журналисты не обращали внимания на вратаря, хотя защитники «МЮ» поняли, голландец – необходимый элемент для возвращения на вершину.

«У Эдвина были стойкость и уверенность, которых я не видел ни у какого другого вратаря, – вспомнил Фердинанд. – Он никогда не паниковал и не прогибался под давлением, мало говорил в раздевалке и не кричал, но все понимали, что он хотел донести. Он вел себя так, словно говорил: «Я делал все это раньше, расслабьтесь, ребята». Защитнику важно чувствовать такое от вратаря. Он был правшой, но точно пасовал левой через все поле, будто от скуки, и он всегда оказывался в нужном месте в критических ситуациях».

Через полгода после прихода ВДС в Манчестер приехали Неманья Видич и Патрис Эвра – пазл в защите наконец сложился. Эдвин ускорил адаптацию серба и француза – они знали, что голландец поможет выйти из-под прессинга и разыгрывали мяч через него. Уроки ван Гала сделали его идеальным распасовщиком, а кошмар в «Ювентусе» и ссылка в «Фулхэм» привили хладнокровие. Уже в следующем сезоне оборона превратилась в сильнейшую линию «красных дьяволов», и команда выиграла чемпионство впервые за четыре года. Эксперты отмечали прогресс Роналду, восхищались вечным Райаном Гиггзом и дебютантом Майклом Кэрриком, а ван дер Сар с радостью принял роль незаметного героя.

В следующие четыре сезона он взял еще три титула АПЛ, трижды дошел до финала главного еврокубка, столько же раз попадал в команду года PFA, признавался лучшим вратарем Европы. В сезоне-2008/09 ван дер Сар не пропускал в чемпионате 1311 минут и побил мировой рекорд по этому показателю. Несмотря на уникальную коллекцию трофеев и индивидуальных наград, Эдвин попал в центр внимания лишь раз – дождливым майским вечером в Москве, когда потащил пенальти Николя Анелька и принес Фергюсону вторую Лигу чемпионов. До этого голландцу часто не везло с одиннадцатиметровыми, но победа над «Челси» в 2008-м искупила все предыдущие трудности.

К седьмому удару серии ван дер Сар понял, что лондонцы бьют влево от него – они подготовились и знали, что голландец чаще прыгает вправо. Тогда Эдвин решился на психологический трюк: перед ударом Анелька он показал пальцем в левый угол. Француз занервничал, в последний момент изменил направление удара и пальнул вправо на удобной высоте. Вратарь «МЮ» отразил пенальти и наконец получил признание – ни у кого не осталось сомнений, какое значение он имеет для команды. Он лишний раз доказал статус неприкосновенного по ходу сезона-2009/10, когда уехал из команды к перенесшей инсульт жене. Дублеры Бен Фостер и Томаш Кушчак и близко не компенсировали потерю – неудивительно, что в том году титул достался «Челси».

Несмотря на кажущуюся простоту, ВДС часто придумывал хитрые приемы для провокации соперников. Он рассказал биографу, что перед матчем максимально сильно жал руки нападающим, чтобы лишить их концентрации. «У него ужасно сильные руки, – жаловался Виссер. – Если смотреть внимательно, вы увидите, как некоторые соперники жмурились от боли после предматчевого рукопожатия. Так он говорил: «Я ван дер Сар, не шутите со мной». Он протягивал руку, а потом до хруста давил вам на большой палец. Однажды он показал мне это, и я проверил, все ли пальцы остались на месте».

Некоторые считали Эдвина слишком скучным – он не соответствовал стереотипным представлениям об эпатажных вратарях, но оказался именно тем оплотом надежности, которого не хватало «Ман Юнайтед». Перед началом работы с Виссером он с тревогой извинился перед журналистом за то, что историй из его жизни вряд ли наберется на целую книгу: «Я недостаточно рок-н-ролльный». После обидного вылета от Ирландии с ЧМ-2002 товарищи по сборной опасались, что Ван дер Сар разнесет стол в раздевалке, но он лишь смахнул пластиковый стаканчик – максимальное проявление ярости интеллигентного гиганта.

В 2010-м Эдвин объявил, что отыграет последний сезон и завершит карьеру в 40. Он не поддался даже на уговоры Фергюсона и оставил шотландцу новый тяжелый выбор. Как всегда, вратарь с железными нервами не прогнулся под обстоятельствами и сделал самый важный шаг на своих условиях: «Мне кажется хорошей идеей уйти на пике. Я не боюсь конца карьеры, а жду его». Сэр Алекс сдался, так как понимал, что ван дер Сар –художник среди вратарей, искусство которого не должно превратиться в посредственность: «Мы бы хотели, чтобы ему был 21 год, но природа берет свое. Питеру Шилтону исполнилось 40, и его игра внезапно развалилась. Эдвин никогда такого не допустит, потому что он очень гордый».

После ухода ван дер Сара «МЮ» лишь раз брал АПЛ, а новый первый номер Давид де Хеа прославился благодаря зрелищным сэйвам. Испанец девять лет тащит «дьяволов» в безнадежных ситуациях, но часто нервничает на выходах и пасует соперникам. Давида обожают на «Олд Траффорд», хотя ему по-прежнему недостает важных качеств предшественника. Эдвин сочетал образцовую дисциплину и менталитет победителя с новаторским стилем. Благодаря технике, профессионализму и характеру седеющий мастер набрал лучшую форму в карьере после 35 лет и добился обожания, не попадая в таблоиды.