4 августа 2020 21:15
1
Интервью из прошлого. Александр Хацкевич: "Кумирами в Киеве были Демьяненко и Протасов"

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет, пишет zbirna.com.


Сегодня герой проекта — экс-полузащитник Динамо и сборной Беларуси Александр Хацкевич. Беседа в начале 1997-го состоялась спустя полгода после перехода игрока в киевскую команду.

— Саша, прошлогодний Кубок Содружества, наверное, запомни­лся тебе не столько тем, что мин­ское Динамо, цвета которого ты защищал, нанесли будущему чем­пиону единственное на турнире по­ражение, сколько последовавшим вскоре приглашением в киевское Динамо?

— Честно говоря, и не знаю, ког­да на меня обратили внимание в Ки­еве. Скорее всего, в самом деле на турнире в Москве. Ведь до этого я ни против Динамо, ни против сборной Украины не играл.


— И каковы были первые впе­чатления?

— Встретили доброжелательно. Коллектив хороший, ребята в основном молодые, веселые. К тому же еще раньше я был знаком с Витали­ем Косовским — вместе играли за юношескую сборную Союза. Вскоре ближе сошелся с Лешей Антюхиным, Андреем Шевченко. Ну а с Белькевичем мы вообще старые знакомые. Вместе играем не то с 10, не то с 12 лет.


— Это уже интересно…

— Начинали в минской ДЮСШ Динамо у одного тренера — Павла Братчени. Там рука об руку и «чеканили» мастерство вплоть до при­глашения в дубль Динамо. А 1991-м попали уже в первую коман­ду. Но в чемпионате разваливавше­гося Союза появиться на поле я так и не успел, хотя среди запасных чис­лился.


— Ты вскользь вспомнил о юно­шеской сборной СССР…

— Приглашал меня в 90-м и 91-м годах Александр Пискарев. В отбо­рочных матчах чемпионата Европы играли и ребята из Украины, тот же Косовский. Но потом Союз почил в бозе, и на финальную часть уже по­ехала команда СНГ. Из играющих ныне в той сборной были Валерий Кечинов, Дмитрий Ананко, Денис Клюев, Володя Бесчастных, Юра Петров, Володя Лебедь, Гамлет Мхитарян.


— Вернемся к Динамо. Никак не скажешь, что первые полгода пребывания в Киеве сложились для тебя удачно.

— Пожалуй, да. Когда только при­шел в команду, первое время играл в основном составе, но после воз­вращения из сборной прочно уселся на «банку». Не знаю, почему у Сабо изменилось мнение о моих возмож­ностях. Может, на его решение повлиял поединок в Полтаве, в кото­ром мы проиграли.


— Похоже, сейчас твое настро­ение куда лучше?

— Да я и тогда духом не падал, хотя играть, естественно, хотелось. Сейчас совсем другое дело. Все ре­бята с большим оптимизмом вос­приняли приход Валерия Василь­евича. Когда услышали о целях и за­дачах, которые он ставит, приня­лись за работу с удвоенной энерги­ей. Ведь никто из нас ничего серьезного, по большому счету, еще не выигрывал.


— Свой дебют в сборной Бело­руссии помнишь?

— Конечно же. Первый матч сыг­рал в 20-летнем возрасте в Норве­гии против национальной сборной этой страны. Это была отборочная игра чемпионата Европы. Действо­вал, как и сейчас, на позиции опорного полузащитника. Если же копнуть глубже, то, наверное, только в воротах не стоял — и защит­ником был, и на острие атаки играл.


— Твои физические данные впе­чатляют. Неужели с самого дет­ства был только футбол?

— Нет, почему. В минской школе Юность занимался хоккеем. Но потом, повинуясь воле отца, пошел в футбол. Кстати, в те годы именно в Юности начинал свой спортив­ный путь Сергей Федоров — нынеш­няя звезда Национальной хоккей­ной лиги. Я еще помню, тогда он в минском спортинтернате учился.


— О твоих футбольных пристрастиях в детстве, наверное, и спрашивать не стоит — минчанин все-таки. А вот когда киевское Динамо со Спартаком сходилось, чью сторону держал?

— По тем временам, наверное, москвичей. Больше нравился тех­ничный футбол, он казался более зрелищным. Даже и подумать не мог, что когда-то буду сражаться против Спартака, что есть сил, в составе киевлян, более того, — да­же в то, что вообще попаду в коман­ду мастеров. Сейчас прекрасно по­нимаю, что на голой технике далеко не уедешь. Футбол пошел атлетич­ный, требующий высокого уровня физической подготовки.


— Были ли у тебя матчи, о кото­рых вспоминаешь с радостью, и наоборот?

— По большому счету пока ниче­го сверхъестественного в карьере не было — ни феноменальных по­бед, ни крутых падений.


— Саша, многие футболисты, особенно по молодости, не всегда дружат с режимом. Как у тебя с этим обстоят дела?

— Честно говоря, с 18 до 20 лет проблемы возникали. Сейчас — полный порядок. Курить уже бросил однозначно, хотя баловался еще со школы. Выпить?.. Нет ни времени, ни желания. Да и какой смысл?


— Понимаю, нагрузки-то нешу­точные. Кстати, Лобановский чем-то удивил?

— Своим спокойствием и рассу­дительностью. У Валерия Василь­евича все равны. Кто сильнее на данный момент, тот и играет. Никаких любимчиков. Порядочный, целе­устремленный человек. Думаю, по­ставленной цели он добьется, а мы ему в этом поможем.


— Детское прозвище помнишь?

— Как «Хац» был, так и остался.


— Машину давно водишь?

— Вообще не вожу. А зачем? Ва­лик (Белькевич. — Ю. С.) же есть. В одном подъезде жием. Правда, ез­дим на его машине. Водить я умею, но прав нет. Все времени не хвата­ет оформить киевскую прописку.


— А, интересно, в школе на уро­ки хватало времени?

— Средний балл аттестата у меня был 3,1. Все «тройки» и одна «четверка» — по… физкультуре. Я пос­тоянно в разъездах, а по физкульту­ре спортсмену «трояк» уж никак не могли поставить. Помню, сдал все­го один выпускной экзамен. Как раз в эти сроки улетел с минским Ди­намо на выезд в Ташкент и Душан­бе. Когда приехал, в аттестате уже красовались «государственные».


— Практически у каждого в дет­стве был свой кумир…

— Всегда восхищался Юрием Пудышевым. Сначала его игрой, потом уже тренерским искусством и, ес­тественно, человеческими каче­ствами. В последний год моего пре­бывания в минском Динамо он работал одним из тренеров. Общать­ся с ним — одно удовольствие. И за­ведет компанию, и подбодрит, и «пришпорит», когда надо. Таких лю­дей — единицы. В киевской коман­де больше всего нравилась игра Анатолия Демьяненко и Олега Протасова.


— А самому на поле с кем легче всего находить общий язык?

— С Валей Белькевичем, Димой Михайленко, Сергеем Беженаром. Потихоньку вся команда начинает играть на «одном языке». Необходи­мо время. Вот пройдем израиль­ский сбор, думаю, прибавим в этом аспекте.


— Приглашение в Киев было первым?

— Еще после юношеского чем­пионата Европы в московское Ди­намо приглашали, предлагали рос­сийское гражданство принять. Поз­же звали в Спартак и ЦСКА, в пер­вый английский дивизион. Кстати, там сейчас, в Шеффилд Юнай­тед, мой бывший партнер Петр Качуро играет. И я уже должен был подписывать со Спартаком кон­тракт, но в итоге не сложилось. Де­ло даже не в моих личных условиях. В Москве они были бы, по крайней мере, не хуже. Просто стиль киев­ского Динамо мне ближе по духу — силовой, атлетичный, скорост­ной. К тому же москвичи и мой быв­ший клуб не сошлись в цене.


— Суеверия в твоей жизни зани­мают большое место?

— В общем-то, нет. Единствен­ное, что перед игрой бутсы, щитки и гетры надеваю сначала на левую ногу.


— Наперед стучу по дереву. Травм удавалось избегать?

— По большому счету, кроме од­ного раза, когда за юношей Союза в Тернополе играл против шведов. Подкатился соперник неудачно. В итоге у меня перелом голеностопа оказался.


— Саша, ты азартный человек? Скажем, в казино заглянуть…

— Нет, это не по мне. Как-то за­шли с женой на дискотеку, рядом ка­зино оказалось. Илона впервые на­чала играть, едва оттянул от игрово­го стола. Сам, может, раз в полго­да-год играю, но чтобы «болеть» этим…


— А карты?

— Картишки у нас в коллективе — только с разрешения Лобановского. Васильич считает, что карты забира­ют энергию, а после тренировок и матчей ее и так не шибко остается. Восстанавливаться лучше в спокой­ной обстановке — за чтением газет или перед телевизором. В минском Динамо на базе у нас проводились различные турниры — по теннису, бильярду. Помню, в бильярд, в фи­нале проиграл, зато стал чемпион ом по игре в дурака.


— В свои 23 ты уже успел побы­вать во многих странах. Где понра­вилось больше всего и куда бы мечтал попасть в будущем?

— Неизгладимое впечатление осталось от пребывания в Южной Америке, от ее карнавалов. Там бы­вал и с минским Динамо, и со сборной Белоруссии. А куда хотел бы поехать? Наверное, в Австралию. Ведь в Европе практически все одинаково. Кстати, как-то в Аргентине с нами произошел забавный случай. Вышли мы в городе Кордоба с Пе­тей Качуро вечерком посмотреть, что же это за диво такое — южноамериканский карнавал. Прошлись по улицам, народу — тьма.


Решили пригубить за их праздник. Еле нашли какую-то «точку». И тут захотелось Пете проникнуться духом радующе­гося народа, затесался он в толпу. Ждал его, ждал и ушел ни с чем в гостиницу. Оказалось, друг мой по дороге еще чуть-чуть «тяпнул» и пришел в… другой город — там они рядом расположены. Все разо­шлись, а он остался на улице. Пока осмотрелся — глубокая ночь. В ла­гере команды появился лишь на следующее утро, правда, уже на так­си. Как такое не запомнишь?..


Юрий Сай, 13.02.1997

Игрок норм был, а как тренер - г_о