8 февраля 2019 12:08
4
Ярослав РАКИЦКИЙ: "Критика за то, что я не пою гимн? Уже привык. Бывает, люди обзывают за это, недоверие какое-то выражают"

Новичок «Зенита» — откровенно для «Матч ТВ» о трансфере в Питер, отношениях с отцом, жизни в Донецке и сборной Украины.


«В «Шахтер» попал с пятой попытки. Из-за кваса с мороженым»

— Как в жизни появился футбол?

— Мой дедушка любит спорт, футбол. Всю жизнь болеет за разные команды. Он и водил меня в спорткомплекс в Первомайске. Пинали с ним мячик, бутсовали. Мне так нравилось! Потом пошли в секцию к тренеру Павлу Василичу Дулину. Сколько нам, пацанам, тогда было? Лет по 5-6. Так и пошло, в итоге влюбился в эту игру. Доходило до того, что бабушка пугала: «Получишь плохую оценку в школе, не пойдешь на тренировку!» Я очень старался! Все, лишь бы в футбол поиграть.

— Вспомните момент, когда поняли: «Хочу заниматься этим профессионально»?

— Когда подрос и стал переходить в «Шахтер», то уже понимал, что мне все это очень импонирует. Но в донецкий клуб меня все не брали и не брали. Два, три, четыре раза… На пятый добился своего, взяли! А дальше все как по маслу. Интернат, в котором с каждым годом все взрослеешь. Стали появляться другие эмоции, уверенность в себе. Чувствуешь себя на ступеньку выше и идешь к следующей. Так и дошел до первой команды «Шахтера».

— Почему только с пятой попытки в интернат взяли?

— Какие-то стечения обстоятельств мешали. Пойдем с дедом купаться на речку, после этого он говорит: «Давай квасику холодненького, или мороженого!» Нам на следующий день ехать в Донецк, а у меня горло болит или температура. Это же лето! В общем, помотались мы тогда, чтобы попасть в «Шахтер». Зато меня сразу взяли на сбор под Одессу, а после этого — в клуб.

— Вы родились в Днепропетровской области. Почему «Шахтер», а не «Днепр»?

— У Дулина много друзей в «Шахтере» было: Носова, Прокопенко — он знал их лично. Поэтому дорога и лежала в Донецк. Кстати, часто в буквально смысле. Выезжаешь из Первомайска, налево — Днепр, направо — Донецк. Мы все время направо поворачивали. Спасибо тренеру за то, что добился моего перехода в «Шахтер».

«Не люблю, когда полуежик торчит»

— Интернат закалил?

— Конечно. С утра подъем, тренировка, школа, отбой в определенный час. Все время бежишь куда-то. Не пришел вовремя — накажут или даже выгнать могут из «Шахтера» вообще. Не загуляешь. Но все это в нас действительно полезные вещи выработало, по жизни помогают. Становишься принципиальным человеком: сказал — сделал, договорился в 9, пришел в 9.

— Летом 2006-го вы оказались в «Шахтере-3». Что такое вторая лига украинского футбола?

— Вторая лига! Представляете, сколько мне лет тогда было? 17! Выходишь против дяденек, которым по 32, и они бегают чтобы реально семью прокормить. А ты — чтобы победить и показать себя тренеру дубля или второй команды, чтобы туда забрали. Но это были такие интересные матчи! И пусть мы были маленькие, щупленькие и с поля уходили все побитые. Это хорошая закалка. Отличную школу в этой второй лиге прошли.

— Когда вас забрали повыше?

— Я прошел все ступени интерната. Закончил школу, после этого у выпускника два варианта: или «до свидания», то есть иди куда хочешь, или подписываешь контракт с главной командой. Мне повезло, со мной его заключили.

— Вас к главной команде подтянул Мирча Луческу. Как с ним складывались отношения?

— Луческу — великий человек. По мне, он топ-тренер. Мирча очень мне помог и главное — поверил в меня. Даже в матчах Кубка УЕФА полностью доверял. Как сейчас помню встречу с «Брюгге». Полный стадион, но Луческу не побоялся и поставил меня в состав. И я его не подвел. Спасибо ему!

— Тогда в составе «Шахтера» были в основном опытные футболисты. Как с ними общались на поле и вне его?

— Вот честно, меня приняли очень хорошо. Все помогали: Кучер, Пятов, Левандовский, Фернандинью… Да все! Они правда опытные, но с ними оказалось очень легко играть. Чувствовал, понимал их с полуслова. А как не понять?! Главное, чтобы они меня поняли. После того матча с «Брюгге» все и пошло. Заслужил доверие тренера, президента, партнеров и начал играть.

— За «Шахтер» вы сыграли более 300 матчей во всех турнирах. Какой самый памятный?

— Наверное, на «Донбасс Арене» с киевским «Динамо». Мы выиграли 2:0, а я еще и гол забил. Это вообще! После этого жена первый раз постригла меня налысо (смеется).

— Потом решили оставить такую прическу на фарт?

— Я вообще такого слова не знаю! Просто не люблю, когда у тебя на голове какой-то полуежик торчит. Даже в зеркало на это не могу смотреть.

— Какой момент в «Шахтере» был для вас самым важным, если выйти за пределы поля?

— Донецк — шикарный город, с шикарными людьми. Я в них влюбился. Мне было настолько легко в этом городе! Моя жена — коренная дончанка. Это меня всегда вдохновляло, чтобы играть за «Шахтер».

— В жизни вы правша, а на поле — левоногий. Как так получилось?

— А я откуда знаю! Это надо у Бога спросить, как так вышло. Но всегда так было. Или вы думаете, я только сейчас поменялся?

— В «Шахтере» вы регулярно подавали угловые. Это с детства?

— Где я только в детстве не играл! И левого хава, и под нападающими… Угловые и штрафные? Фонсека, когда пришел в «Шахтер», сказал, чтоб я подавал. Сказали — я и подавал.

— Почему в Донецке вы не очень часто давали интервью, особенно под камеру?

— Я же не блогер какой-нибудь. Я футболист, и моя задача — играть в футбол. В мои обязанности не входит рассказывать, как я живу, куда пойду, что поем. Не люблю это. Мне ведь есть с кем поговорить: есть жена и друзья.

«В сборной есть тренер — ему решать»

— Как в свое время «Шахтер» пережил переезд в другой город?

— Пришлось скитаться. Сначала говорю жене: «Поезжай в Харьков, вроде там играть будем». Даже жилье уже нашли. Через два дня звоню ей: «Нет, мы в Киев летим». Представляете ситуацию? Сейчас уже все хорошо, спасибо президенту клуба. Он для «Шахтера» делает все возможное и невозможное.

— А как же болельщики? Теперь их клуб базируется в городе, где играет самый принципиальный соперник.

— А где жить? Тем более играли в Харькове, поближе к Донецку.

— Как относитесь к критике за то, что не поете гимн в сборной Украины?

— Уже привык. Бывает, люди обзывают за это, недоверие какое-то выражают. Самое главное — показывать результат на поле. Делать все, чтобы команда выиграла. У меня есть одно правило: вышел на поле, отдайся полностью. Поэтому всегда серьезно настраиваюсь на игру. Кого-то это не устраивает? Это уже не футбольная критика, а непонятно какая.

— Что по этому поводу говорит Шевченко?

— Никогда в жизни он мне по этому поводу ни слова не сказал. Только футбол и футбольные темы.

— Говорят, в ФФУ вас убрали из списков игроков национальной сборной.

— Есть главный тренер, ему решать.

— Не было варианта перейти в «Зенит» еще когда его возглавлял Луческу?

— Когда Мирча уходил из «Шахтера», у него была договоренность с президентом клуба о том, что он не будет никого забирать из команды. Хотя когда мы сейчас разговаривали, Луческу сказал, что хотел бы тогда видеть меня в «Зените». Но президент бы не отпустил.

— В Европу, как Чигринский, могли уехать?

— Я всем сердцем любил и люблю «Шахтер». Поэтому не хотел никуда уходить.

— Вы сказали, что в Украине сейчас не очень сильный чемпионат…

— Есть «Шахтер», который борется только за место в Лиге чемпионов. Есть киевское «Динамо», которое играет в Лиге Европы. Значит, есть сильные исполнители в этих командах. Остальным иметь игроков такого уровня не позволяет финансовое положение. Почему? Я не знаю.

— Прощальный разговор с Ринатом Ахметовым был?

— Когда уже прошел медосмотр в Питере и подписал контракт с «Зенитом», позвонил президенту «Шахтера». Для меня он — лучший глава клуба. Очень его уважаю и люблю. Он очень многое сделал и для нашей семьи в том числе. Много раз выручал, относился с пониманием. Я благодарен ему за все, что имею сейчас.

— Что в «Зените» явно отличается от вашей прежней команды?

— В футболе сейчас, конечно, очень много похожего. Но тренеры разные, игроки — тоже. Я неделю в «Зените» и пытаюсь впитывать все новое. Делаю все, что говорит тренерский штаб.

— Семья переберется в Петербург?

— Да. Дочь с женой скоро приедут.

— Ваш отец давно живет в Петербурге.

— Это правда. Он уехал после развода с мамой, мне тогда было 6 лет. Получается, уже 23 года он здесь. Если честно, мы не сильно были на связи. У него своя жизнь. Да и у меня есть отец — отчим, которого я очень люблю и уважаю.


Сергей Циммерман
Если бы ты умел читать ,я не говорю уже думать.по этому таких как ты и называют ватой...А ПО ПОВОДУ петь гимн УКРАИНЫ И НОСИТЬ ФОРМУ СБОРНОЙ УКРАИНЫ тут ты прав ,такой чести ты не заслужил.и не заслужишь уже никогда.
По популярности на Динамомании ракицкий потихоньку нагоняет Ирину Морозюк.
Теперь удобно ГАВ-ГАВ-ГАВ из-за поребрика.В Украине как рыба об лед молчало.
Да я смотрю ты разошелся, дитя ДАНБАСА. Голосок прорезался, высказываться начал