14 декабря 2017 19:30
Олег ДУЛУБ: "Смотрю сейчас на Хобленко и вспоминаю, как все кричали, что от него мяч отскакивает"

В первой части откровенного интервью «СЭ» главный тренер «Черноморца» вспомнил о своей адаптации в Одессе, самых оригинальных установках на игру, парадоксах «Барселоны» и вреде утечки инсайдерской информации.

Сегодня - о последствиях откровенного интервью, опытах экстремального общения с болельщиками и уроках украинского футбола.

- Тренеры на пресс-конференциях предпочитают не оценивать игрока до того, как увидят расшифровки ТТД. Это правильно?

- По горячим следам лучше не оценивать. Иногда захлестывают эмоции. Вот вам пример из матча с «Олимпиком». В компенсированное время мы пропускаем гол. На первый взгляд явно ошибся Максим Третьяков - упустил игрока по внешнему радиусу, хотя недавно вышел на замену и был свежим. Но потом смотришь видео - и понимаешь, что в конечной стадии при диагональной подстраховке не доиграл крайний защитник. Просто не добежал один шаг.

Что было бы, повесь я ярлык на Третьякова? Моральное уничтожение игрока, после которого пришлось бы идти извиняться.

Расшифровка ТТД - вещь полезная. Накануне матча «Карпат» с «Днепром» приходит распечатка выигранных единоборств у наших трех опорников - 25, 33 и 32 процента соответственно. Показываю статистику Ротаня - 85 процентов! А у нас трое в сумме имеют 87. Команде так и говорю: вот такое соотношение, он вас один троих переиграет. А они еще пару лишних форвардов против нас поставят.

- При одном из ваших предшественников премиальные в «Черноморце» напрямую зависели от качества и количества ТТД…

- Мое мнение на этот счет таково: оптимально, чтобы все 18 игроков, попадающих в заявку, получали сто процентов премиальных за игру. Поровну - вне зависимости от того, вышел футболист на поле или нет. Считаю это честным. И это западная форма мотивации. Разница в оплате труда определяется условиями индивидуального контракта.

Но вклад запасных и основных игроков в командный успех дифференцировать нельзя: есть футболисты, которые остаются на скамейке, но умеют формировать победную ауру в раздевалке лучше чем те, кто выходят играть.

- Не кажется ли вам, что эти системы бонусов в зависимости от ТТД таят в себе подводные камни?

- Конечно! Игрок может откровенно играть на статистику. Футболисты - ребята подвижные, приспосабливаются быстро. В наше время становились два центральных защитника и набирали передачи на пяти метрах. Данные после матча приходили уникальные - 150 передач, 97 процентов из них точные.

Во-вторых, такая система может привести к тому, что игрок окажется в ситуации, когда вместо того, чтобы отдать потенциально голевую передачу с большим риском, просто покатит мяч поперек со стопроцентной гарантией точности. А момент уже уйдет.

***

- Бывали случаи, когда люди в пиджачках диктовали вам, кого ставить в состав?

- Не буду уточнять где, но были. Скажу одно: в любом случае за результат ответит тренер. Если поставишь игрока, за которого очень просят и проиграешь, ни один из руководителей никогда не возьмет на себя ответственность. Другое дело, если ты принял неверное решение и совершил ошибки, их можно проанализировать, исправиться и двигаться дальше. Ошибки - хорошие учителя, если правильно к ним относиться.

- Прогнувшись однажды, можно позволить сесть себе на голову?
- Могу выслушать мнение руководителей относительно состава только в виде рекомендации. Без проблем. После матча эти люди могут сказать: «Вы не прислушались, а мы рекомендовали. Но вы выиграли матч - вы молодец». А если мы матч проиграли, могу признать: «Да, возможно, стоило этого игрока выпустить».

В Белоруссии как-то пришел уважаемый человек и говорит: вот если вы так будете тренировать, то будете выигрывать. Спокойно выслушиваю, кладу перед ним чистый лист бумаги - пишите! «Что писать?» - «Что вы гарантируете: применив эти методики, мы сможем выиграть матч».

Уважаемый человек замялся: «Нет, ну что вы - мы не гарантируем, мы рекомендуем» - «Окей, но не таким тоном, пожалуйста».

В этой связи всегда привожу в пример Бышовца. В 2014-м году мы жили в одной гостинице - в Турции. Он вежливо попросил посмотреть наши тренировки. Конечно, мы разрешили. После каждого занятия мы с Анатолием Федоровичем садились, пили кофе и обсуждали состоявшееся занятие.

При этом он никогда не навязывал свою точку зрения. И ничего не рекомендовал. Просто говорил: «Я вам расскажу на эту тему историю. А вы если хотите, делайте выводы…» Сами истории совершенно уникальные, очень точно отвечающие на наши вопросы.

- Вы читаете биографии тренеров?

- Конечно. Последняя - о Кройфе, «Победитель и тиран», написанная уже после его смерти. Очень понравилась автобиография Алекса Фергюсона, его «Лидерство». А еще книга Анатолия Тарасова, которая вышла в Канаде незадолго до его смерти - в 1999 году. На русский она была перведена только семнадцать лет спустя.

***

- В «Черноморце» вы уже устраивали коллективный поход на боулинг и в музей. В своих прежних клубах «тимбилдингом» занимались?

- Жодинское «Торпедо» сильно штормило в сезоне-2008/09: невыплата денег, синусоида результатов… Однажды наш тренерский штаб пригласили сыграть в тюрьме - восемь на восемь. Участвовали команда заключенных, коллектив охраны, тренеры «Торпедо» и МТЗ-РИПО во главе с Пудышевым и другими ветеранами. Подъехали к ограждению - птицы поют. Вошли в «зону». Всё - птицы петь перестали. Такая вот обстановка.

Против нас вышли парни по 25-27 лет, в прошлом - футболисты. Некоторые говорили: «Я вот с этим вашим хавчиком в России бегал за одну команду». Одного паренька посадили в 16 лет. То есть сидел он на тот момент уже лет десять. Он спрашивает: «Как там дела - на воле?» - «Ой, - отвечаю, - кризис…» - «Ну, тогда я еще немного посижу. Тут у нас все стабильно».

После возвращения я сказал нашим пацанам: хочу, чтобы и вы съездили - поиграли с заключенными футбол, посмотреть на другую жизнь - без шикарных машин, квартир и денег.

То же самое было у нас в «Карпатах». Мы поехали на Яворивский полигон - постреляли из оружия в бронежилетах. А потом пообщались с ребятами из зоны АТО.
Сущие пацаны - другого слова не подберешь, у меня сын такой же. В конце разговора местные офицеры предложили нам сыграть в футбол. Сначала я отказал: у нас два дня до игры было, зачем рисковать? Подходят ко мне футболисты - Саша Гладкий, Игорь Худобяк, Дима Клец, Паша Ксенз: «Анатольич, дайте сыграть!» А по возвращению я увидел совсем другую команду. «Карпаты» по весне - это не «Карпаты» по осени, совсем другое дело.

Ну а с «Черноморцем» решили сыграть в боулинг. Парни сами формировали команды: легионеры, старики, молодежь... Начинают сопереживать друг другу, возникают позитивные эмоции.

- Хобленко сказал, что вы играли лучше всех.

- Это он мне комплимент хотел сделать. У нас было условие: команда, занимавшая четвертое место, должна была станцевать, третье - спеть песню. Я награждал победителей, и меня сразу записали в команду. Я спрашиваю: «Что вы хотите?» - «Чтобы вы спели!» - «А я в списке?» - «Да!» - «Никаких проблем - идем петь».

Футболисты выбрали «Катюшу» - мы и спели. В «Карпатах» молодняк - Лобай, Вербный и другие - исполняли клубный гимн…

- Раньше Лобановский и другие тренеры водили свои команды в театры…

- Мы тоже недавно сходили всем тренерским штабом на комедию киевского театра «Черный квадрат» - «Пикник озабоченных». Во время спектакля позабыл обо всех заботах. Два часа непрерывного смеха - чистое здоровье! А потом смотрю - в зале Гутор, Хобленко, Барилко. Ни дня от них не отдохнешь (Смеется).

***

- Может ли быть такое, что футболист напишет вам сообщение, и вы ему ответите?

- Да. Всегда говорю игрокам: «Тренировка принадлежит тренеру. А игра - вам. В быту, если могу чем-то помочь, всегда готов. Смогу - помогу. Нет - так нет».

- Пеп Гвардьола сказал: если будет нужно, я вызову на собрание жен футболистов. Моуринью в «Челси» такое делал. А вы?

- Пока нет. Может быть, это станет следующим шагом. Тарасов вообще создавал в команде женсовет. В этом есть своя логика: я вижу футболиста от двух до четырех часов в день, а жена - часов 16! Как думаете, у кого больше влияния?

- Вы следите за режимом своих игроков?

- Только на базе. Был случай: руководители одного клуба решили поставить меня на место. Приносят протокол задержания футболиста в три часа ночи - якобы был замечен пьяный на Витебском базаре. А я, стало быть, обязан следить за его моральным обликом.

«Подождите, - говорю, - а как же статья 7 Конституции Белоруссии о невмешательстве в личную жизнь? Когда футболист находится у меня на заезде, за него отвечаю я. А дальше - это уже его жизнь. И вмешиваться в нее я права не имею».

- Хорошее знание юриспруденции вам помогло.

- В свое время открыл, почитал, сделал распечатки, подшил в файлик. Когда со мной пытались разговаривать с позиции силы, ссылался на закон: «Давайте почитаем». Меня хотели сделать персоной нон-грата в белорусском футболе. Я должен был обороняться.

- Причины?

- Работал помощником Боровского в Витебске. Дал резкое интервью. Не выдержал. Это вообще было второе интервью в моей жизни. Корреспондентов на чистоплотность я тогда не проверял. И вот выходит на одном портале эта самая публикация. Вечером мне звонит много людей, и все поздравляют. Ничего не понимаю. Захожу на сайт: порядка 120 комментариев! Глянул интервью - волосы дыбом: того, что я там говорил процентов пятьдесят.

Звонят игроки: «Анатольевич, это фантастика! Знайте, если вас выгонят, мы вас не забудем - деньгами отдадим». Набираю журналиста: «Ты что делаешь?» - «Олег Анатольевич, зато рейтинги какие высокие!» - «Какие рейтинги, ты меня своими рейтингами отбросил на четыре года назад!»

У меня на тот момент было четыре предложения из клубов высшей лиги Белоруссии на должность главного тренера. Но потенциальные работодатели поняли, что с таким «правдорубом», какого из меня сделали в этой статье, лучше не связываться. Так что с 2012-го по 2015-й год работал только помощником главного. И все из-за одного интервью.

- Так а что было в том интервью?

- Крик сердца о ситуации в клубе. Что происходит в кулуарах, как увольняются тренеры. С тех самых пор всегда вычитываю свои интервью. Ну а если не я, так жена. Она мой личный пресс-атташе. Звоню: «Ознакомьтесь, пожалуйста, с содержанием и сделайте свои правочки».

***

- Вопрос, который я не могу не задать. Можете объяснить, почему команду покинул Александр Грановский, который, по вашим словам, оказал большую помощь новому тренерскому штабу на начальном отрезке?

- Для меня он остается членом моего тренерского штаба. Мы регулярно общаемся, обмениваемся мнениями, внимательно отношусь ко всем его заметкам. Что касается увольнения, то это было решение руководства клуба.

Может, что-то неправильно понимаю, но мне всегда казалось, что за штаб своих помощников полностью отвечает главный тренер, который их привел. И в случае неправильного действия одного из ассистентов главный разберется с ним сам, без посторонней помощи.

- Это ваша идеальная картина мира…

- …и она не соответствует реалиям. В любом случае получил хороший урок. Отныне не подпишу ни один контракт без пункта, в котором будет четко указано, что увольнение помощника является прерогативой исключительно главного тренера.

- СМИ сообщали, что вы несколько раз встречались с Леонидом Климовым. Обсуждались аспекты стратегической важности для развития клуба?

- Да. Но это вопросы внутренней кухни. Если Леонид Михайлович посчитает нужным, прокомментирует их сам. Думаю, впереди новые встречи. Стоит глобальный вопрос о создании философии клуба и модели его игры.

- Чем закончилась история с премированием команды за победу над «Динамо»?

- Скажем так, вопрос находится в стадии решения.

- Стимулирование третьей стороной находите нормальным?

- А в чем крамола? Это нигде не запрещено. Нас ведь не стимулировали для того, чтобы мы проиграли матч. Вот такую стимуляцию «отрезал» бы сразу.

- Когда вы пришли в команду, генеральный директор «Черноморца» Анатолий Мисюра сказал: «Дулуб будет лепить команду из того, что есть». Каковы ваши селекционные планы на сегодня?

- Надо разобраться с контрактами игроков, которые остаются в клубе (после матча со «Звездой» Дулуб признался, что «Черноморец» не потянет продление соглашений Гутора, Бамбы и Алассана. - Прим. М.С.). Чтобы они были защищенными. Не исключен вариант продажи кого-то из лидеров. Как это было в «Карпатах», когда через два месяца совместной работы нас покинули три ведущих игрока: Костевич ушел в «Лех», Бланко-Лещук - в «Шахтер», Кравец - в «Луго».

- Это хорошо или плохо?

- Для тренера плохо. Для руководства хорошо. Я говорил с Бланко перед уходом. Все решала одна неделя. Через семь дней Густаво мог подписать предварительный контракт и уйти бесплатно. Обсуждаем ситуацию с президентом (Петром Дыминским. - Прим. М.С.). Он называет суммы.

Отвечаю: «У меня таких денег нет. Компенсировать не могу. Если предлагают серьезные деньги - продавайте. Немотивированный футболист, который поставит тренеру в вину то, что его пытались не отпустить, бесполезен». Тем более, это все-таки не Месси…

Слышали анекдот про двух попугаев? Мужчина заходит в зоомагазин. На витрине яркий эффектный попугайчик. «Сколько стоит?» - «Семь рублей! Говорит на немецком, английском, испанском, песни поет, на гармошке играет». Рядом сидит неприметный серенький попугай. «А этот сколько?» - «50 рублей» - «Ого! А что умеет?» - «Ничего. Не говорит, не поет, не танцует» - «Так, а чего такой дорогой?» - «Это художественный руководитель первого попугая». Так и у нас клюют обычно на ярких, а обращать внимание нужно на «художественных руководителей».

***

- У вас есть такие художественные руководители? Кого не хотелось бы потерять?

- Гутор, Люлька, Васин, французы. Люди с харизмой.

- Почему удар на себя в общении с болельщиками всегда берет Васин?

- Потому что у него есть смелость, чтобы туда пойти. Не каждый ведь осмелится. Мол, ну его на фиг с дураками разговаривать. Пардон, вы ради этих «дураков» в футбол играете! Они ради вас тысячу километров поехали. Кто-то трусит, а Васин набирается смелости - и идет. И пытается говорить с людьми на их языке: нельзя опускаться на уровень хамства, но иногда нужно встряхнуть и крепким словцом.

У меня лет пять назад была история в минском «Динамо». Проиграли матч на Кубок. Едем домой. Трассу перекрыли, автобус остановили, на дороге стоят 200 человек. Главный тренер, голландец, остается в автобусе. Пришлось выйти мне. Подхожу: «Что вы хотите, ребята?» Идут претензии. И вдруг высовывается мальчишка лет шестнадцати и орет: «Я знаю, вы игру продали!»

Понимаю: вот сейчас эти пять процентов, если их не остановить, перевернут весь автобус. «Иди сюда, - подтаскиваю его, хватаю за шкирку. - Рассказывай: кто продал, кому и за сколько?» Пацан стушевался. Только что такой смелый был, а теперь исчез. Прямо как у Горького: «А был ли мальчик?».

Вмешались взрослые: «Олег Анатольевич, успокойтесь…» - «Вы, - говорю, - понимаете, что он кричит? Если есть факты, пусть выкладывает, это расстрельная статья для любого игрока. А если просто языком мелет - это провокация в толпе».

Вот и Васин пытается пресекать провокации. Это страшно: можно ведь как Федецкий - по лицу получить. Причем, незаслуженно. Но Федецкий об этом не думал, он шел туда с душой нараспашку, так и получил первым. Но кому идти? Испанцы ведь не пошли. А он пошел. Ну и молодец. Настоящий мужик. Истинный лидер.

***

- Что мог дать «Черноморцу» Александр Глеб?

- Харизму. Плюс - это был бы классный маркетинговый ход. Игрок-легенда - на таких ходят стадионы.

- Если они выходят на поле.

- У нас играл бы в основе.

- На чистых мячах?

- А мы поставили бы под ним двоих, которые отбирают. У Глеба уникальные лидерские качества. Мало у кого есть такие. Сейчас что-то похожее начал проявлять Ковалец.

- В итоге Александра не устроили финансовые условия?

- О переходе не договорились на уровне руководства. А у самого Глеба требования были минимальные. Позвонил его агент: сказал, что Саша хочет поработать. У меня в свое время играл его брат Вячеслав, да и сам Александр как-то поддерживал форму. Видел тренировочный процесс. Может быть, что-то понравилось.

- В «Черноморце» осени 2017-го есть игроки уровня сборной?

- Конечно. Гутор - игрок национальной сборной Белоруссии. Бамба тоже - за Гвинею играет. Алассана недавно впервые вызвали в сборную Сенегала. (Улыбается).

- Вы красиво ушли от ответа. Но я спрашивал про сборную Украины.

- Тут все зависит от того, чего хочет тренер - как он видит игрока...

- Буду настойчив. А если оценивать потенциал?

- Странное слово - «потенциал». Игроки ведь у нас в основном равные по уровню исполнительского мастерства. Кому-то повезло. Кто-то попал к своему тренеру - там, где его оценили. Смотрю сейчас на Хобленко и вспоминаю, как все кричали, что от него мяч отскакивает. Ничего от него не отскакивает. А если отскакивает, то именно так, как нужно. Как он «Динамо» забил! А «Карпатам» - когда выбрался из коробочки на носовом платке.

В футболе все просто: либо ты доверяешь игроку, либо нет. Третьего не дано. И потом в сборной ничего за три дня не натренируешь: там нужно организовать людей, сделать их единым целым и чуть-чуть подтянуть тактически. Дальше все решают игроки с харизмой - либо они есть, либо нет.

Бернд Штанге в бытность наставником сборной Белоруссии раздавал футболистам индивидуальные задания на красивых буклетах. Эти упражнения должны были развивать определенные качества каждого игрока - первую передачу, силовую работу, выносливость… Но главное, что такой листок даже в руки взять было приятно. Если же человек еще и что-то делал, то на следующий сбор приезжал сильнее себя предыдущего. Если филонил, вопросов, почему его больше не вызывают, никто не задавал.

Западный менталитет в кадровом вопросе более правильный - он ориентирован на личность. Игрок - не просто один из десятка винтиков в системе, винтики все разные. Каждый уникален. Тренер должен смотреть на игрока и думать: такой винтик, да с нужным диаметром - другим еще поискать нужно, а у меня уже есть!

Михаил СПИВАКОВСКИЙ